Вадатддьотво ЦК влксм „молодая гвардия - страница 2
.RU

Вадатддьотво ЦК влксм „молодая гвардия - страница 2



65.

' Ф. Энгельс. «Диалектика природы», 1949. Стр. 12, 54,

29

Все эти мучительные теоретико-познавательные конфликты могли до поры до времени не очень тре­вожить физиков. Кризис должен был начаться лишь тогда, когда втиснутая в прокрустово ложе объектив­ная реальность, мстя за себя, стала бы тормозить про­гресс науки.

Это произошло, как только были сделаны первые попытки углубиться в электрические и магнитные яв­ления.

Известное еще древним притяжение намагничен­ного железа, опыты с янтарем и т. д. дополнились в тридцатых годах прошлого века опытами взаимо­действия тока и магнита. Поразительной чертой этих (фарадеевых) опытов было то, что в них не только появлялось пресловутое «действие на расстоянии», но законы этого «действия» решительно отличались от всего, с чем имела дело классическая механика. Для примера: сила, тянущая Землю к Солнцу, действует вдоль прямой линии, соединяющей их центры. Сила же, исходящая, скажем, от кольцевого электрического тока и влияющая на магнитную стрелку, помещенную в центре, заставляет стрелку встать под прямым уг­лом к плоскости кольца. Но этого мало. «Силы», о ко­торых идет речь, оказались сосредоточенными глав­ным образом не в самих прерывных телах—не в про­волоках, сердечниках, стрелках и т. д.,—а в прост­ранстве между ними. Но как может, спрашивается, что-нибудь быть сосредоточенным в пространстве, ли­шенном материи? И может ли быть вообще такое пространство?

Разумеется, нет.

Речь шла, таким образом, об открытии совершен­но новой и необычайной материальной сущности—­электромагнитного поля, охватывающего все не­прерывное пространство между телами и связан­ного каким-то неизвестным образом с их движения­ми. Человеческие органы чувств не способны непо­средственно воспринимать электромагнитное поле. Человек узнаёт о его существовании лишь косвенно—­по движениям связанных с полем прерывных тел. Но тем большим триумфом человеческого ума оказыэа-

so

лась тогда находка в 1864 году математических зако­нов структуры поля—законов, открытых гением Клер­ка Максвелла '.

Непрерывный аспект бытия материи, о котором можно было только неясно гадать в эпоху Декарта, предстал воочию перед материалистической физикой. Открытие электромагнитного поля Фарадеем и Макс­веллом решающим образом изгоняло из физики пус­тое пространство со всеми его мистическими и мета­физическими довесками. Электрические и магнитные «силы» переставали вместе с тем быть простыми словесными ярлыками и наполнялись конкретным ма­териальным содержанием. Это был один из величай­ших прогрессивных шагов материалистического есте­ствознания.

Но исторический кризис оставался впереди.

Уравнения поля Максвелла, сказали мы, позволи­ли охватить события, происходящие. во в с е х точках пространства вблизи и внутри заряженных и намаг­ниченных тел. Но что именно происходит в поле кон­кретно? Нельзя ли составить привычный механический образ событий в поле?

Попытка или, вернее, целый ряд попыток предста­вить электромагнитное поле как арену механических перемещений каких-то особых («эфирных») частиц были сделаны.

Вводя опять и опять эфир — на сей раз в качестве носителя электромагнитного поля, — старались изо­бразить его как разновидность вещества обычного типа. Строили модели эфира то наподобие жидкости или газа, то в виде сверхупругого, вязкого тела — неч­то вроде смолы или сапожного вара (оставалось толь­ко гадать, как ухитряются проходить сквозь такую «смолу» планеты, не испытывая никакого трения!). Линии электрических и магнитных сил выглядели со­ответственно, как подобия резиновых шнуров или пру­жин, способные сгибаться и разгибаться, упруго от­скакивать и т. д. Шли еще дальше, превращая эфир

' Скончался в 1879 году—в том году, когда родился Эйн-5н.


штейн.
М

в настоящий машинный агрегат, состоящий из шесте­рен и проволок, зубчатых и фрикционных колес. Пос­леднюю и, можно сказать, «отчаянную» такую попыт­ку предпринял сам Максвелл, а затем его ученик Герц. Речь шла, конкретно, о том, чтобы вывести уравне­ния поля, уравнения Максвелла из законов механики Ньютона. Это окончательно не удалось в конце вось­мидесятых — начале девяностых годов. Физические события, происходящие в недрах электромагнитного поля, окончательно разъяснились как события, не имеющие ничего общего с перемещениями каких бы то ни было частиц.

Но механическая физика дала еще один последний бой.

Ареной решающих событий явились опыты со све­том.

Одним из важнейших физических открытий XIX столетия было доказательство электромагнитной при­роды света. Световые волны расшифровались как колебания электрического и магнитного полей, рас­пространяющиеся со скоростью 300 тысяч километров в секунду, присущей всем электромагнитным про­цессам.

Носителем световых волн на первых порах дол­жен был стать тот же самый эфир, о котором шла речь в опытах с электричеством и магнетизмом. И это означало—если придерживаться идей механической физики. —что для .световых колебаний в эфире могут быть воспроизведены все те явления, которые харак­терны для обыкновенных упругих волн.

Нашу планету окружает воздушная оболочка, из-борождаемая как раз такими—звуковыми волнами. Согласно принципу относительности движение плане­ты не оказывает, разумеется, ни малейшего влияния на ход звуковых волн в атмосфере. Не так ли точно должно обстоять дело и со световым эфиром, если та­ковой существует вокруг Земли?

Независимо от того, сводятся или нет электриче­ские и магнитные явления к механике, естественно,

32



Альберт Эйнштейн в детстве.





было ожидать, что принцип относительности распро­страняется и на эти явления. Что дело обстоит именно так, свидетельствовали уже самые первые, знакомые сегодня каждому школьнику опыты Фара-дея над индукцией тока. Известно, что если двигать виток проволоки по отношению к находящемуся вбли­зи магниту, то в проволоке возникает ток. Но в точно­сти такой же ток появляется и в том случае, если виток оставить в покое, а двигать магнит! Законы ин­дукции зависят, следовательно, от относительно-г о перемещения проводника и магнита и вовсе не за­висят от того, какую из этих двух- «площадок» считать покоящейся. О справедливости принципа относитель­ности говорила и неудача попыток заметить движение Земли с помощью любых вообще электрических и маг­нитных опытов. Если бы это было не так, движение Земли можно было бы попытаться обнаружить по­средством электрических и магнитных опытов.

Вот идея простейшего из таких опытов. Пусть имеется электрический заряд, сосредоточенный, ска­жем, на поверхности стеклянного шара. Двигаясь вместе с Землей, неподвижный заряд, казалось бы, тотчас превращается в электрический ток. Ведь ток есть не что иное, как поступательный перенос заряда. А всюду, где текут электрические токи, при­сутствует магнитное поле, так что действие его на же­лезную стрелку сразу же могло бы быть замечено на опыте.

Многие остроумные эксперименты такого рода были задуманы и осуществлены еще в дни Фарадея. Один из последних по времени опытов — английских физиков Троутона и Нобла в 1903 году—отличался особой точностью. Подвешенный на нити заряженный "электрический конденсатор должен был совершить по­ворот под действием движения Земли. Столь же тон­кий опыт (по несколько иной схеме) был проделан профессором Московского университета А. А. Эйхен-вальдом. Ни один из экспериментов, как и следовало ожидать, не дал положительного результата! Ничто не возбраняло, однако, .толковать это положение в ду­хе механического эфира. В самом деле, если ареной


3 В. Львов


^ 33


У рабочего пюпитра в Бернеком бюро патентов




всех электрических и магнитных явлений служит «эфирная атмосфера», окутывающая Землю и дви­жущаяся вместе с Землей, тогда все должно про­исходить тут независимо от перемещения Земли, как не зависит от него полет птиц, машущих крыльями в воздухе.

Что нового могли тут принести опыты со светом? В отличие от звука, ареной которого является воздух, прилегающий к Земле, свет доходит до нас также и от небесных тел, в частности от звезд. Звез­ды не только отделены от Земли гигантскими про­сторами «мирового пространства», но обладают и собственным движением относительно друг друга и нашей планеты. И если продолжать считать, что каждая излучающая свет звезда окружена эфирной атмосферой, движущейся вместе со звездой, тогда картина получается примерно такая. Предположим, что источник звуковых волн, например колокол, на­ходится в герметически закрытой (и непрозрачной для звука) кабине летящего самолета. Самолет ув­лекает с собой воздух внутри кабины и вместе с ним волны звука. Поэтому по отношению к предметам на Земле' скорость звука от колокола будет больше, если самолет приближается к этим предметам, и меньше, если удаляется. Насколько больше или меньше? Ответ содержится в известном каждому школьнику правиле сложения и вычитания скоростей. Пусть самолет дви­жется с быстротой 800 километров в час, а скорость звука в покоящемся воздухе, как всегда, составляет около 1 200 километров в час. Тогда скорость звука от колокола, помещенного внутри приближающе­гося самолета, составит 1 200 + 800 == 2 000 кило­метров в час. Не произойдет ли нечто подобное и со скоростью света? От звезд, приближающихся к Земле, свет, может быть, доходит быстрее, а от звезд уда­ляющихся — медленнее? Корабельный артиллерист-механик напомнил бы в этой связи и другой пример:

скорость снаряда относительно береговой неподвиж-

' Хотя волны звука тут дальше кабины не идут, ничто не мешает нам относить их скорость к объектам на поверхности Земли.

34

ной мишени равна скорости снаряда относительно пу­шечного ствола плюс скорость корабля, на котором находится пушка.

К величайшему удовлетворению астрономов, все эти рассуждения оказались не имеющими ни малей­шего отношения к свету реальных звезд! К удовлет­ворению потому, что зависимость скорости света от движений небесных тел (если б такая зависимость существовала) неимоверно запутала бы картину не­ба. Взять хотя бы двойные звезды — тесные пары светил, обращающихся по эллипсам вокруг общего центра. В те моменты, когда скорость одного из сочленов пары направлена в сторону Земли, свет от него должен был бы домчаться до земных телеско­пов скорее, чем от второй звезды (если она в этот момент движется в обратную сторону). Очертания звездных путей оказались бы до неузнаваемости ис­кажены, двойные светила принялись бы выписывать в поле зрения телескопов сложные узлы и петли. В действительности ничего подобного нет, и движе­ние двойных звезд по отношению к Земле происходит с достаточной точностью по ньютоновским эллипсам. Доказанным фактом, стало быть, является независи­мость световой скорости от движения источника све­та. Находится ли этот источник в относительном по­кое или же равномерно, и прямолинейно перемещается относительно приемника, скорость света остается той же.

Механическая картина светового эфира, стало быть, явно отказывалась здесь служить. Но в распо­ряжении механической физики все же оставался вы­ход.

Скорость звуковых волн, как известно, не всегда должна складываться' со скоростью источника зву­ка. Если колокол на движущемся самолете поместить не внутри закрытой кабины, а прикрепить его где-нибудь снаружи («на открытом воздухе»), то звуко-

' Речь идет о сложении в общем смысле этого слова, то есть о суммировании (по «правилу параллелограмма») скоро­стей, направленных хотя бы и под углом друг к другу.

3" 35

вые волны будут доходить до поверхности Земли с той же самой скоростью, что и от неподвижного ко­локола. Почему? Да потому, что воздушная среда, которую изборождают волны, в данном случае не принимает участия в движении самолета. Колокол теперь движется «сам по себе», а звук «сам по се­бе»—складываться нечему! Переводя все это на язык светового эфира, пришлось бы прийти к такому выводу: эфир, разделяющий звезды и Землю, непо­движен относительно звезд и Земли. Вся вселен­ная, все материальные тела как бы плавают в эфир­ном океане, не принимающем участия в движениях тел. Тогда можно было бы понять постоянство ско­рости света, доходящего от звезд до Земли. Однако тогда нельзя было бы настаивать на соблюдении принципа относительности. В самом деле, если су­ществует такая вещь, как абсолютно неподвижный эфир, тогда движение (относительно него) любого материального тела становится абсолютным движе­нием. Эфир превращается в привилегированную ме­ханическую «площадку»! И если так, тогда можно пытаться заметить, например, абсолютное движение земного шара относительно эфира...

Идея, приходившая на ум, состояла, в частности, в следующем. Предположим, как показано на рисун­ке, что труба телескопа нацелена на звезду 3 (нахо­дящуюся — для простоты рассуждения—в зените). Пусть АБ—центральная ось трубы, а С—фронт световых волн, вступивший в верхнее ее отверстие. Если бы Земля и прилегающий к ней эфир двигались как единое целое, тогда световой фронт, попав внутрь трубы, прошел бы путь от А до Б и достиг ее основания. При движении же Земли независи-м о от эфира в направлении, указанном стрелкой, труба за то время, что свет будет идти от А до Б, сместится на определенный отрезок вправо, и фронт световых волн не сможет достичь основания. Чтобы обойти это препятствие, пришлось бы наклонить тру­бу на соответственный угол вправо (то есть по ходу движения Земли). Примерно так же поступает чело­век, бегущий под отвесным дождем с раскрытым над

33

г-А ^'

головой зонтиком. Чтобы капли дождя не попадали под зонтик, бегущий должен наклонить зонтик в на­правлении своего движения. Угол наклона, как не­трудно рассчитать, зависит от отношения скоростей:

когда речь идет о Земле и о свете звезд, этот угол получается приблизительно 20,5 дуговой секунды в год. Но как раз такое годовое смещение и было за­мечено впервые в 1726 году английским астрономом Джеймсом Брадлеем для звезды Гамма в созвездии Дракона!

Находка произошла случайно, когда Брадлей на­чал измерять точные положения ряда звезд на не­босводе. Вскоре оказалось, что совершенно такое же годовое смещение испытывают все без исключения звезды, наблюдаемые на небе. Все они сдвинуты на одну и ту же годовую величину — 20,5 дуговой се­кунды. Брадлей назвал это явление «аберрацией» (по латыни aberratio значит «уклонение»). Связав аберрацию с идеей неподвижного эфира, приходили к выводу о существовании абсолютного движения Земли относительно эфира. Но как было совместить этот вывод с доказанной неудачей всех прочих опытов, поставленных с целью обнаружить абсолют­ное движение Земли?

Узел завязывался все туже, и выхода из положе­ния не предвиделось.

37

В 1851 году французский физик Ипполит Физо демонстрировал в Парижской Академии наук экспе­риментальную установку, которая, по его мнению, могла бы прояснить вопрос о взаимосвязи между эфиром и движением материальных тел. Вот упро­щенная схема этого опыта. Световой пучок от источ­ника света С пропускал­ся через трубу Т, напол­ненную водой. Вода сна­чала оставалась непод­вижной, а затем прогоня­лась вдоль по трубе в том



же направлении, что и свет. Сравнивались скорости света (относительно стенок трубы) в неподвижном и в движущемся столбе воды.

Исследователи, размышлявшие над идеей опыта Физо, учитывали возможность двух различных отве­тов на задачу. Первый вариант: скорость света отно­сительно стенок трубы равна скорости света относи­тельно воды плюс скорость самой воды. Это было бы равносильно тому, что световой эфир «увлекается» водой, и дело обстояло бы приблизительно так, как в разобранном ранее примере со звуком в закрытой кабине самолета: воздух и звук переносятся вместе с самолетом, и скорости (звука относительно самоле­та и самолета относительно земли) просто склады­ваются. Но даже если бы опыт Физо завершился именно так, оставалась бы неясной небольшая, но существенная деталь: в то время как звуковой коло­кол предполагается движущимся вместе с само­летом, источник света в опыте Физо находится вне столба воды! И это значит, что, складывая скорости, мы сейчас же пришли бы в противоречие с законом независимости скорости света от состояния движения светильника. В самом деле: складывать скорости (света в воде и самой воды) можно лишь при мол­чаливом допущении, что быстрота света (относитель­но воды) одна и та жев движущейся воде, как и в покоящейся. А это означало бы, что по отно-

38

ш е н и ю к светильнику свет в потоке воды (ухо­дящем прочь от светильника) движется быстрее, чем в неподвижной воде...

Что ж, раз так, можно было переключиться на второй возможный прогноз исхода опыта.

Второй вариант состоял в том, что обе скорости (в покоящейся и в движущейся воде) равны между собой. Это сразу привело бы к картине неподвижно­го эфира, и закон независимости скорости света от движения источника оказался бы выполненным авто­матически. Хуже обстояло бы дело зато с принципом относительности. Ведь если движение воды никак не сказывается на быстроте распространяющегося в ней света ', значит от суммы скоростей (света относитель­но воды и воды относительно трубы) какая-то доля отнимается. Отнимается, в частности, ровно столько, сколько составляет скорость воды. Скорость света по отношению к воде, стало быть, оказывается умень­шившейся. Но это-то и противоречит принципу отно­сительности, который требует, чтобы ход физических процессов не зависел от перемещения «площадки» (в данном случае—столба воды).

Оба исхода не могли бы, как видим, распутать клубка неувязок, но беда в том, что ничего более удовлетворительного, казалось, нельзя было пред­ложить.

С затаенным дыханием ожидали физики ответа на заданный природе вопрос. Первый прогноз или второй? Ответ не заставил себя долго ждать: ни то и ни другое! Скорость света в движущейся воде фактически оказалась увеличенной (по сравнению со скоростью в покоящейся воде). Но прибавка бы­ла на 57 процентов меньше, чем это следова­ло бы из правила сложения скоростей в условиях «увлекаемого» эфира.

Были сделаны попытки объяснить этот странный результат на основе «'второго варианта», то есть пред-

' Речь идет, повторяем, о быстроте света относительно источника (и стенок трубы).

39

ставленая о неподвижном эфире'. Принцип относи­тельности приходилось тут опять принести в жертву, но при желании можно было сослаться на то, что этот принцип все равно нарушен открытием аберра­ции звездного света...

Эксперимент Физо в итоге всех итогов не облег­чил жизни физиков. Подвижен в конце концов или неподвижен эфир? И верно ли, что нельзя заметить «абсолютное движение» Земли даже с помощью опы­тов с лучами овета?!

В восьмидесятых годах американский физик Аль­берт Майкельсон указал еще на одну возможность экспериментального подхода к этому вопросу.

Если, рассуждал Майкельсон, земной шар дви­жется сквозь абсолютно неподвижный мировой эфир, тогда луч света, пущенный с поверхности Земли, при определенных условиях будет неизбежно подхва­чен и отнесен назад «эфирным ветром», дующим н а-встречу движению Земли. «Ветер», о котором идет речь, должен возникать исключительно благодаря перемещению Земли относительно эфира. Так, высу­нув руку из окна вагона на ходу поезда, пассажир всегда ощущает ветер, хотя бы воздух вокруг поезда са'м по себе был совершенно спокоен! Дым из трубы паровоза по этой же причине стелется назад, парал­лельно движению поезда...

Представим себе теперь луч света, пущенный от источника С вдоль направления перемещения Зем­ли. (Смотри рисунок, изображающий схему опыта Майкельсона в горизонтальном плане.) Луч проходит сначала путь СА до полупрозрачной, полузеркальной

' Как объяснено выше, неподвижный эфир требует, чтобы в рассматриваемом случае не наблюдалось вовсе никакой прибавки скорости. Однако результат опыта Физо говорил о частичной прибавке. Чтобы свести концы с конца­ми, вводили гипотезу, что движение воды относительно эфира проявляется уменьшением скорости пронизывающего эту воду света (речь идет о скорости относительно воды), но не на полную долю, а на величину, меньшую на 57 процентов.

40


А


пластинки А, поставленной под углом 45°. Тут луч раздваивается. Часть света идет дальше к зеркалу Б и, отразившись от него, возвращается к А, после чего, испытав вторичное отражение, на этот раз под прямым углом попадает в наблюдательную трубку Т. Маршрут второй части светового пучка иной: после двукратного отражения, сперва в А, потом в В, про­низав пластинку А, луч финиширует в той же труб­ке Т.

Сойдясь вместе на отрезке пути AT, обе части расщепившегося светового пучка должны наложиться друг на друга. Подобное наложение (интерференция) световых волн, как известно из оптики, дает чередо­вание светлых и темных 'полос. Размещение их в по­ле зрения трубки зависит от величины сдвига одной вереницы волн по сравнению с другой. Что можно было ожидать в данном случае?

Все три отрезка пути, то есть АВ, АБ и AT, были взяты равными друг другу, и, следовательно, оба луча должны прийти к финишу в одно и то же вре­мя. Но это только в том случае, если ничто не по­влияет на ход световых волн вдоль пути следования!

41

П|р'и наличии же 'неподвижного эфира результат ока­жется иным. На участке пути АБ будет дуть «эфир­ный ветер», и свету понадобится больше времени, чтобы пробежать взад и вперед этот участок (по сравнению с отрезком АВ). Это создаст запоздание в приходе к финишу одного луча по сравнению с дру­гим. Величина запоздания будет зависеть от соотно­шения между скоростью Земли и скоростью света.

Несмотря на громадную разницу в скоростях— 30 и 300 тысяч километров в секунду — и соответ­ственно ничтожную разницу 'во времени, эффект за­поздания должен был осязаемо сказаться на интер­ференционной картине и мог быть точно измерен на опыте.

Практически измерение производилось так: вся установка, состоящая из зеркал, полупрозрачной пла­стинки, светильника и интерферометра, была смонти­рована на каменной плите и могла поворачиваться горизонтально как одно целое. Сначала определя­лось положение интерференционных полос в исход­ной позиции. Затем производился поворот на 90 гра­дусов, и тогда отрезви АБ и АВ менялись местами по отношению к направлению ожидаемого «ветра». Зрительная труба также оказывалась теперь наце­ленной не поперек, а вдоль направления «ветра». Тот луч, который раньше запаздывал, теперь становился опережающим — интерференционные полосы, стало быть, должны были смещаться по сравнению с исход­ным положением. По величине этого сдвига и можно было судить о наличии «эфирного ветра».

Первая экспериментальная установка такого ро­да была построена и испытана Майкельсоном в 1881 году в Берлине (куда ученый выезжал в на­учную поездку). Затем опыты были перенесены в Америку. Майкельсону помогал здесь его ближай­ший сотрудник Эдуард Морлей. К 1887 году чув­ствительность прибора была повышена настолько, что можно было надежно зарегистрировать эффект «эфир­ного ветра» в десять раз меньший, чем ожидавшийся.

Результат всех этих опытов был прост: нуль!

Это означало, что «эфирного ветра» нет и что не-

42

подвижного эфира, -сквозь который прокладывает себе путь Земля, не существует также.

Что касается, в частности, эфира, то выход из создавшегося тупика мог показаться и не столь уж затруднительным: раз эфир в одно и то же время оказывается и подвижным и неподвижньгм, следо­вательно, предмета с подобного рода мистическими свойства ми не существует вовсе!

Это «закрытие» механического эфира само по себе не могло внушать особой печали, но, по суще­ству, оно не решало ничего.

Величайшее замешательство овладело теоретика­ми, размышлявшими над этим клубком загадок.

Запершись в своей студенческой каморке в Цю­рихе, восемнадцатилетний Эйнштейн, как он рассказал потом сам, тщетно пытался придумать новый прибор, способный внести ясность в вопрос о движении Зем­ли в связи с распространением света.

Весной 1905 года — через семь лет — он уже держал в своих руках ключ к тайне.

Но прежде чем выступить с ним вперед, он дол­жен был завершить сначала то, что считал для себя в те дни неотложным делом научной совести, делом чести, делом жизни,

^ ГЛАВА ТРЕТЬЯ ГОСПОДИН МАХ И ДРУГИЕ

намя познания объективной физической реальности, поднятое на развалинах феодаль­ного мира,—философское знамя Спинозы и французских энциклопедистов недолго удержалось, как известно, в руках европейского буржуа. Значи­тельная часть идеологов буржуазии изменила этому знамени еще прежде, чем отгремел шум народных битв у стен Бастилии, залпы Вальми и Жемаппа.

Последним крупным вкладом буржуазной фило­софии было открытие законов диалектики Гегелем, но прогрессивное значение этого вклада не может зачеркнуть для нас идеалистического характера ге­гелевской диалектики.

Задержавшись недолго на половинчатом кантиан­стве и пройдя через маскирующийся под «филосо­фию положительной науки» ранний позитивизм, ре­акционное крыло западноевропейского и американ­ского естествознания избрало своим идеологическим стягом махистскую доктрину.

История философских подвигов Эрнста Маха и его • единомышленников известна по классической работе Ленина.

«Философия естествоиспытателя Маха относится к естествознанию, как поцелуй христианина Иуды относился к Христу», — писал в «Материализме и эмпириокритицизме» Ленин'.

' В. И. Ленин. Соч., т. 14, стр. 333.

44

Основная задача махизма, как философского инструмента реакционной буржуазии, состояла в том, чтобы подновить обветшалый инвентарь поповщины, подведя под нее подпорку «новейшего естествозна­ния». Задача состояла в том, чтобы по возможности сохранить в распоряжении капитализма оба необходимых ему идеологических оружия: во-первых, духовную отраву религии и, во-вторых, теоретический аппарат естествознания как залог дальнейшего раз­вития техники. Задача замысловатая, если учесть, что физика, химия, астрономия и все остальные науки о природе самим объективным своим содержанием расшатывают, подрывают идеалистический и рели­гиозный миф! Задача была явно не по плечу казен­ным чиновникам школьной философии. Здесь тре­бовались люди иной профессиональной выучки, иной эрудиции...

Подходящим человеком оказался физик Эрнст Мах.

В отличие от отца позитивизма Конта, посвятив­шего себя целиком «чистой» философии, Мах на­чал свою карьеру с кафедры экспериментальной фи­зики, имел лабораторию в Граце (Австрия), был автором ряда исследований во 'многих конкретных областях опыта и теории. Эксперименты Маха над фотографированием звуковых волн в воздухе и ана­лиз им механики вращения, а также инерции тел внесли положительный вклад в физику.

Всякое ренегатство вызывает чувство отвраще­ния, и это относится к ренегатству физика-исследо­вателя материи, растоптавшего знамя своей науки, анамя бесстрашия и победы человеческой мысли.

«Цель провозглашенного им (Махом) философ­ского движения, — деликатно пишет по этому пово­ду биограф и апологет Маха Хеннинг, — была на­правлена против преувеличенной оценки роли человеческого разума... Интеллект отказался зани­маться бессмысленными проблемами. Он оказался неспособным открыть метафизическую реальность, лежащую позади феноменов... Говорить о такой ме­тафизической реальности потеряло смысл для на-

,45

уки... Цель науки надлежало переформулировать за­ново...»

Речь шла— в переводе на простой человеческий язык — о программе фальсификации и извращения науки под флагом «чистото опыта» и «'борьбы с ме­тафизикой». «Весь махизм борется с начала и до конца с «.метафизикой» естествознания, называя этим именем естественно-исторический материализм»', — отметил Ленин.

Программа была задумана, что и говорить, широ­ко! Вытравить из физики, из ее уравнений, из ее практического обихода 'все, что не относится к «не­посредственно наблюдаемым», то бишь ощущаемым величинам, кастрировать объективную реальность, сведя ее к комплексам ощущений, приводимым в по­рядок по способам «экономии мышления», — не в этом ли состояло евангелие венских апостолов, с помощью которого намеревались «покончить» с ма­териализмом? И это 'называлось также программой построения феноменологической физики—физики, ог­раничивающей себя показаниями стрелок на при­борах, записью световых и звуковых сигналов, — математической сводкой «операций», претендующих не на объяснение, а на описание явлений.

Одною из конкретных разновидностей махистской •программы фальсификации физики был так называ­емый «энергетизм» Оствальда.

Известный этот физико-химик, составивший себе европейское имя исследованиями в области учения о растворах, занялся на склоне лет, как и Мах, под­гонкой непослушных фактов под субъективно-идеа­листические шаблоны. Речь шла ни больше и ни меньше как об «изъятии» из законов природы основ­ной количественной характеристики физических форм материи — массы ио подведении под всю физику и химию лишь одного «нематериального» понятия — энергии! Ленин писал об энергетической школе как о «навой идеалистической попытке мыслить движе­ние без материи».

В. И. Ленин. Соч., т. 14, стр. 331.

46

С несколько иных исходных позиций включился в «новое» философское движение крупнейший мате­матик (являвшийся в своей специальной области од­ним из самых видных ученых Франции) Анри Пуан­каре '.

Для Пуанкаре содержание физических теорий являлось не столько «удобной», так сказать, стено­графической записью результатов опыта, сколько во­просом «соглашения» между теоретиками. Соглаше­ние заключается насчет употребления тех или иных физических понятий, величин, терминов... Изобретая новые понятия (в порядке вольной игры ума) и условившись относительно правил пользования ими, физики пишут затем свои уравнения, более или менее подходящие для фиксации результатов опыта. «Материя исчезает — остаются одни уравнения!»

Этот очередной «изм» получил название «конвен­ционализма» («конвенция» — соглашение). При не­котором оттенке отличия от первоначальной ма­хистской догмы — акцент переносился тут с ощуще­ний субъекта на математический аппарат — суть оставалась прежней. Отказываясь от познания объек­тивной реальности, сторонники доктрины Пуанкаре тщились подвести под здание естественных наук субъективистскую базу «чистой мысли».

Затруднения в области теории электромагнитного поля, загадка опыта Майкельсона были встречены ма-хистским кланом с нескрываемым удовлетворе­нием. Это был тот кризис физики, из которого деятели «новой» философии намеревались извлечь для себя немалый профит. Решение загадок природы пу­тем проникновения в глубокие, скрытые свойства пространства, времени, материи для адептов субъ­ективистской физики отнюдь не требовалось. Наобо-

' Двоюродный брат реакционного политического деятеля Франции, президента республики и премьера Раймонда Пуанка­ре, чья деятельность протекала в канун первой мировой войны и сразу после ее окончания. Р. Пуанкаре был одним из лиде­ров французского империализма и непосредственным виновни­ком международных провокаций, приведших к войне 1914— 1918 годов. -

47

рот, представлялось желательным увековечить все эти познавательные неувязки как доказательство не­материальной, «мыслительной» природы вещества и света. Любая попытка построения конкретной физи­ческой теории материи отметалась с порога.

Но особую и неприкрытую ярость махизма вы­зывало неудержимое движение науки в мир атома.

Толчок этому движению в новейшей истории фи­зики дало, как известно, изобретение парового дви­гателя '.

«Люди, работавшие в XVII и XVIII столетиях над его созданием, — писал Энгельс, — не подозре­вали, что они создают орудие, которое в большей мере, чем .что-либо другое, будет революционизиро­вать общественные отношения во всем мире...»

Но тот же паровой двигатель заставил физиков сосредоточиться на вопросах теории теплоты, вопро­сах взаимного превращения тепла и механической работы.

Внимание лучших умов физической теории — Каряо, Майера, Гельмгольца, Томсона-Кельвина и других — было привлечено к этим проблемам. От­крытие в 1824 году второго начала термодинамики Сади Карно вышло непосредственно из его работ над усовершенствованием парового двигателя. То был образец прямого воздействия техники и социаль­но-экономических общественных сил на прогресс теоретического естествознания. (У нас не будет в дальнейшем недостатка и в примерах обратной связи, обратного сцепления событий в физике и в тех­нике.)

Итак, ход событий в области промышленной ре­волюции подталкивал физиков по пути развития об­щей теории превращения энергии — термодинамики. Но сама термодинамика могла быть понята лишь на

' Существенную роль в прогрессе атомистики в XIX веке сыграло также развитие химической промышленности и химии.

48

основе проникновения в мир скрытых, глубинных движений атомных частиц, и первым, кто осознал это еще задолго до •появления самих слов «энергия» и «термодинамика», был наш гениальный Ломоно­сов...

Ломоносов еще в XVIII веке рассматривал «не­чувствительные частицы» (атомы) и их беспорядоч­ные «коловратные» (вращательные) и поступательные движения как причину явлений теплоты, как подоснову для теории материи. В 1859 году Клерк Маковелл математически расшифровал картину дви­жений молекул в газе. Переворот в теплотехнике, произведенный двигателем внутреннего сгорания, потребовал дальнейшего углубления кинетической, то есть исходящей из. движений атомов, модели ве­щества. Людвиг Больцманн в Мюнхене и Уилард Гиббс в Америке продолжили эти исследования, вы­ведя из молекулярного хаоса основные закономерно­сти жидкостей и газов. Больцманн и Гиббс показа­ли, что в основе учения о теплоте лежат теоремы статистической механики, то есть механики гигантского роя сталкивающихся друг с другом в беспорядке и упруго отскакивающих частиц.

Продвигаясь в глубь строения вещества с друго­го фланга, от вопросов теории электромагнитного поля, Гендрик-Антон Лоренц в Лейдене (Голландия) сделал новый решающий шаг. Перед взором теорети­ков предстали заряженные частички, еще в две ты­сячи раз более легкие, чем самый легкий — водород­ный атом! Крукс в Англии и Столетов в России ставили опыты над движением этих частиц в трубках с выкачанным воздухом. Стоней в 1891 году назвал их электронами. 1895 — 1896 годы принесли знаменитые открытия Рентгена (окончившего' с ди­пломом инженера-машиностроителя известный нам цюрихский политехникум) и супругов Кюри. Эти от­крытия, и главным образом последнее из них, поста­вили вопрос не только об атомах, но и о внутреннем, сложном их строении... Еще через четыре года Макс


vlasti-kubani-obsudili-kompleks-mer-po-borbe-s-pavodkami-internet-resurs-yugaru-02042011.html
vlasti-nizhnego-novgoroda-ne-mogut-nachat-dostraivat-doma-socialnoj-iniciativi.html
vlasti-podmoskovya-nachali-gotovitsya-k-sezonu-prirodnih-pozharov-ria-novosti-24022010.html
vlasti-rostovskoj-oblasti-v-2012-godu-videlyat-778-mln-rublej-na-zashitu-ot-chs-informacionnoe-agentstvo-ria-novosti-19012012.html
vlasti-tuvi-ocenili-usherb-ot-zemletryasenij-v-14-mlrd-rublej-informacionnoe-agentstvo-interfaks-28032012.html
vlasti-zabili-o-mertvih-dushah-vzaimodejstvie-gosdumi-s-federalnimi-organami-7-tv-7.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/predislovie-k-pervomu-izdaniyu-17-stranica-5.html
  • university.bystrickaya.ru/federalnij-perechen-uchebnikov-stranica-3.html
  • uchit.bystrickaya.ru/temi-kursovih-rabot-dlya-studentov-1-kursa-gruppa-161-2005-2006-uchebnij-god-5-tem-po-mehanizmam-funkcionirovaniya.html
  • grade.bystrickaya.ru/monografiya-m-izdatelstvo-rossijskogo-universiteta-druzhbi-narodov-poligraf-servis-2002-232-s-il-stranica-13.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sovremennie-lampi-begushej-volni-ih-konstrukcii-fizicheskie-principi-raboti-i-parametri.html
  • institute.bystrickaya.ru/gennadij-koldasov-chlen-bogoslovskogo-otdeleniya-petrovskoj-akademii-nauk-i-iskusstv-stranica-5.html
  • letter.bystrickaya.ru/novosibirsk-2006-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-diplomnih-rabot-dlya-studentov-specialnosti-060400-finansi-i-kredit.html
  • student.bystrickaya.ru/-v-administracii-prodolzhaet-rabotu-elektronnij-informacionnij-kiosk-informacionnij-byulleten-mestnogo-samoupravleniya.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-15-filosofiya-cennostej-aksiologiya-161-gosudarstvennij-ekonomicheskij-universitet-filosofiya-kurs-lekcij-tashkent-2001.html
  • crib.bystrickaya.ru/i-o-ponomareva-metodicheskij-material-podgotovlen.html
  • school.bystrickaya.ru/komponenti-stancii-upravleniya-kfcs-montiruyutsya-v-specialnom-shkafu-ili-v-stojkah-stanciya-upravleniya-podderzhivaet-do-10-blokov-vvodavivoda-do-8-modulej-vvodavivoda-v-kazhdom-bloke.html
  • control.bystrickaya.ru/ekzamenacionnaya-komissiya-po-priemu-gosudarstvennogo-ekzamena-i-po-napravleniyam-podgotovki-magistrov.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/testi-dlya-podgotovki-k-sdache-kvalifikacionnogo-ekzamena-po-specialnosti-obshaya-vrachebnaya-praktika-stranica-8.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-foruma-interra-2010-stranica-22.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/malenkaya-zhenskaya-mest-sopernice-test-revnivi-li-vi-gramotnaya-mest-kak-vernut-lyubimogo-bojsya-mesti-moej.html
  • literature.bystrickaya.ru/chast-vtoraya-ajra-levin-chislo-zverya.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-elektivnogo-kursa-po-russkoj-literature-9-klasse.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-v-kniga-pervaya-.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zakon-o-lgotnih-viplatah-nuzhdaetsya-v-korrektirovke-schitaet-glava-komiteta-gosdumi-po-trudu-i-socpolitike.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/stavropol-2011-g-programma-disciplini-praktikum-po-metodike-prepodavaniya-russkogo-yazika-i-literaturi-fakultativ.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/srok-sluzhbi-sokratyat-do-odnogo-goda-ria-novosti.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prilozhenie-4-instrukciya-po-kontrolyu-za-perevalkoj-opasnih-gruzov-v-morskom-portu-vostochnij-vvedena-v-dejstvie-rasporyazheniem.html
  • gramota.bystrickaya.ru/xx-vek-kak-vremya-vozniknoveniya-totalitarnih-sektnesostoyatelnost-etogo-mneniya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/arhitektura-i-gradostroitelstvo-kirgizstana-chast-3.html
  • znanie.bystrickaya.ru/annotirovannaya-programma-nazvanie-disciplini-matematicheskoe-modelirovanie-soderzhanie-disciplini.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/proektnaya-deklaraciya-ooo-moj-dom-development.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/upravlenie-gosudarstvennoj-sobstvennostyu-itogi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-respubliki-tatarstan-osnovnie.html
  • textbook.bystrickaya.ru/harakteristika-guminovih-kislot-torfov-srednego-priobya-stranica-3.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-4obshie-svedeniya-metodicheskie-rekomendacii-po-opredeleniyu-sostava-rabot-primenyaemih-priborov-i-oborudovaniya.html
  • spur.bystrickaya.ru/krishenko-pesa-zoopark.html
  • lecture.bystrickaya.ru/80ottepel-shpargalka-po-otechestvennoj-istorii-predmet-i-metod-istoricheskogo-issledovaniya-otechestvennaya-istoriya.html
  • notebook.bystrickaya.ru/gosudarstvennaya-programma-razvitiya-obrazovaniya-v-respublike-kazahstan-na-2005-2010-godi.html
  • znanie.bystrickaya.ru/a-a-akaev-glavnij-nauchnij-sotrudnik.html
  • grade.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-programma-municipalnogo-byudzhetnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-suntarskaya-nachalnaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-im-v-g-pavlova.html
  • books.bystrickaya.ru/biznes-plan-po-organizacii-upravlyayushej-kompanii-zakon-klarka-o-radikalnih-ideyah.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.